Свадебный фотограф – Белгород

Моя сестра Люба вышла замуж. Свадьба была в Белгороде, так как муж Любы из этого города. Сами мы живём в Воронеже – правильнее сказать, жили, так как после Любиной свадьбы я тоже решила переехать в Белгород. Но обо всём по порядку.

Со своим будущим мужем Сергеем Люба познакомилась на Чёрном море. Курортного романа как такового не было, такое ощущение, что Провидением, Судьбой или как там это правильно сказать, эти двое изначально были созданы друг для друга. На протяжении полугода то Люба ездила в Белгород, то Сергей в Воронеж. Затем, дабы не мотаться туда-сюда, Люба переехала в Белгород. Сергей занимает хорошую должность в крупной сотовой компании Белгорода, а Люба через пару месяцев переезда устроилась в переводческое бюро – английский язык у неё был вторым родным.

Через год совместной жизни Сергей сделал Любе предложение. Но было решено – никакой пафосной регистрации, катания на лимузинах по Белгороду, голубей, мостов, памятников и т.д. Даже никакой свадебной фаты и посиделок в ресторане. Роспись в один из будних дней и всё. Редко кто так делает – я знаю лично лишь две пары. Но живут они себе вполне нормально.

Роспись прошла как обычно. А вот празднование решили устроить в деревне, в одном из сельских подворий. Почему именно в деревне? У друга Сергея Михаила дед, тоже по имени Михаил, занимается сельским туризмом. Восемь лет назад он начинал с маленького домика, в котором сам жил, а теперь расширился: построил баню, столовую, четыре гостевых дома – всё из деревянного сруба. Сергей и Михаил дружат с детства, вот и решил Михаил сделать другу эдакий свадебный подарок.

Гостей было немного – двадцать пять человек, не считая жениха с невестой. Поэтому сельское подворье было идеальным местом – и переночевать, кстати, есть где. Но как оказалось, мы были не единственными гостями. За день до нас к деду Михаила приехало двое мужчин. Один из них из них американец, который живёт в России уже семь лет, и его, так сказать, переводчик. Американца звали Дэвид, переводчика – Вадим. Цель их приезда? Американец пишет книгу о России, а Вадим ездит по деревням и сёлам, и делает репортажи о российской глубинке. В данном случае Вадим делал репортаж о сельском туризме в России, который так популярен в Белгородской области.

Люба, через десять минут общения, предложила американцу и переводчику присоединиться завтра, в субботу, к нашему пиру. Нам очень повезло, что мы познакомились с Вадимом – он как раз и будет нашим свадебным фотографом. У него многолетний опыт репортажной съёмки.

Мы целенаправленно не приглашали ни фотографа, ни тамаду на свадьбу – это лишние траты, тем более, что Сергей и Люба решили делать свадьбу без лишней помпезности.

Праздновать начали в два часа дня, при этом часть гостей, включая родителей, точнее, отцов Любы и Сергея, успели уже хорошенько накатить. Дед Михаила был тоже навеселе – повод как-никак.

Столы решили ставить во дворе. Август месяц, погода отличная, солнечно, но не жарко. Тамадой вызвался быть дед Михаила, тем более, что у него был огромный опыт общения с гостями, которые приезжали к нему в подворье. Да и на гармошке он неплохо играет, особенно когда накатит очередные сто грамм.

Если не вдаваться в некоторые мелкие детали, свадебный пир прошёл на ура. Я была на очень многих свадьбах и как свидетель, и как гость, но могу честно сказать, что свадьба моей сестры была самой лучшей.

Особенно запоминающейся!

Американец так сильно напился, что в середине пира стал танцевать вприсядку, почти все гости снимали его танец на сотовые телефоны. Затем он чуть не подрался с дядей Сергея, еле разняли. Спорили что-то про политику. Дэвид за семь лет пребывания в России очень хорошо научился говорить по-русски, особенно в совершенстве овладел русским матом. Свои знания он применил к дяде Сергея, за что чуть не получил по морде.

Константин, коллега Сергея, после того как принял на грудь, предложил конкурс – метание сотовых телефонов через реку, выбрав самое узкое русло. Сказывалась работа Константина в сотовой компании. Был придуман приз – каждый из гостей скинулся деньгами, в итоге собрали почти двадцать тысяч. Стимул участия для тех, у кого дорогие сотовые телефоны. Результат: десять утопленных, восемь разбитых телефонов. Победил жених, при этом разбив свой пятый айфон. Наш свадебный фотограф тоже участвовал в конкурсе, но бросал он не телефон, а фотоаппарат-мыльницу. Мыльница победила, так как весит больше, чем телефон, но победу ему не засчитали. Зато в качестве компенсации налили ещё самогону.

После очередной порции самогона он стал декларировать матерные стихи, а гости, у кого остались живы телефоны, записывали всё это на видео. Тут подключился и дед Михаила со своими частушками под гармошку.

К шести часам несколько гостей, перебрав с дозой, пошли отсыпаться в гостевые домики.

К семи часам подъехали на машине ещё друзья Сергея, те, кто не смог приехать накануне в пятницу. Им налили штрафные и под всеобщим давлением заставили участвовать в конкурсе метания сотовых телефонов, предварительно создав денежный фонд из восьми тысяч рублей. Особенно подначивали те, кто утопили свои телефоны. Победил Андрей, разбив свой «Сони» за двадцать тысяч рублей об пень – вот что с людьми самогон делает. Денежный приз как раз пойдёт на ремонт, если, конечно, хватит.

После девяти часов гости разделились на группы, и пошли гулять по сельской местности. Я пошла с Вадимом, Дэвидом, Михаилом, женихом с невестой и ещё двумя ребятами. Когда мы вернулись, то увидели, как трое гостей ныряют в речку – пытаются вытащить утопленные сотовые телефоны. Дед Михаила подсвечивал им фонариком. Четыре телефона из десяти утопленных удалось вытащить. С радостными криками пловцы направились к столу, чтобы всё это дело отпраздновать.

Ночевали кто где. Молодожёнов поселили в отдельный дом. Остальные спали кто на кроватях (кому досталось), кто на полу, кто на раскладушке, кто в машине.

Первое, что я увидела, проснувшись утром, это тех же самых ныряльщиков, пытающихся уже при дневном свете вытащить остальные утопленные телефоны. Весь это процесс снимал на видео наш свадебный фотограф. Американец всё ещё спал.

В обед молодожёны, Вадим, дед Михаила и я поехали в соседнее село фотографироваться с лошадьми. За рулём была я, так как вчера практически не пила. Я вообще не любитель этого дела.

Фотосессия с лошадьми получилась отличной, особенно те фотографии, где Люба одна восседала на лошади.

Когда мы вернулись, гости уже сидели за столом. Дядя Сергея опять спорил с Дэвидом о политике. Данная картина напомнила мне отрывок из песни Высоцкого «Смотрины»:

Сосед орёт, что он – народ,

Что основной закон блюдёт:

Мол – кто не ест, тот и не пьёт,-

И выпил, кстати.

Разъехались мы все кто в понедельник, кто во вторник. Было забавно слушать, как некоторые звонили на работу и врали, что у них, то зуб заболел, то температура поднялась.

Наш свадебный фотограф смонтировал классный видеоролик, а также выложил некоторые фотографии на свой блог. Видеоролик с танцующим американцем и метанием сотовых телефонов с последующим их доставанием из реки мгновенно разлетелся по социальным сетям. Подворье деда Михаила приобрело ещё большую популярность, а Вадиму, который никогда раньше не фотографировал свадьбы, поступило за неделю четыре предложения свадебной фотосъёмки.

Вадим так и не решился стать свадебным фотографом, их и так в Белгороде достаточно, говорит он.

У меня же закрутился роман с Михаилом, у деда которого в подворье мы праздновали свадьбу. Так что я переехала из Воронежа в Белгород, к тому же сестра рядом.

Каждые выходные я провожу с Михаилом в этом подворье. Вот и сейчас мы готовимся к годовщине свадьбы Сергея и Любы. Гостей ожидается ещё больше, чем в прошлый раз. В связи с этим мы привезли несколько палаток. Американец приедет со своей русской женой. После того видео, она сказала, что одного его не отпустит. Вадим тоже приедет с подругой, он уже не один раз с ней бывал здесь.

Надеюсь, в этот раз никто метать через речку сотовые телефоны не будет.

Advertisements